Рецензии и отзывы на фильм Сало, или 120 дней Содома
Содержание, рецензии на фильмы

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

«Чтобы добиться хоть немногого, нужно хотеть слишком многого. Только экстремистские шаги и позволяют двигаться вперед […] «Сало» настолько переходит все границы, что привыкшим злословить обо мне придется выражаться по-иному… Я сейчас готов к самому ужасному». Пьер Паоло Пазолини

Наверное, в каждом хорошем режиссере, как в хорошем враче, должно быть, что-то надчеловеческое, внеморалистическое, какая то смелость, которая бы позволяла, не боятся заглядывать в бездны, чтобы потом отступать вместе со зрителем, излечивая его, пусть даже терапия и с прилагательным «шоковая»… Последний фильм Пазолини, его завещание и творческий манифест, ставший, по вполне вероятной версии, причиной того, что режиссера одной роковой ночью нашли насмерть забитым на пляже, таким неприятным лекарством и кажется, даже для современного, привыкшему ко всему зрителя. Ругаемое критиками и порицаемое общественностью кино изымали из проката, резали, заводили уголовное дело, обвиняя создателей в распространении порнографии, и выпустили в прокат только после смерти режиссера.

Фильм, который не стучится в душу, не пробирается в сознание аккуратно, а бьет по всем органам чувств, причем, чтобы зритель не привыкал — удары наносятся под разными углами. Возникает такое ощущение, не ты его смотришь, а оно тебя смотрит и проверяет, а сможешь ли ты такое смотреть? Ведь досмотреть до конца можно только в том случае, если хотя бы пытаешься понять. Это кино-light, предназначенное для любования картинкой, развлечения или бой его знает для чего. Это куча роящихся мух, наблюдать за которым стоит исключительно из натуралистических соображений, иначе просмотр превратится в невыносимую пытку. Тут не никаких кадров-одиночных выстрелов, есть кадры-автоматные очереди и кадры-бомбы, разрывающее сюжет и восприятие на части.

Сюжетную канву, режиссер позаимствовал у известного либертена маркиза Де Сада, всю жизнь отстаивавшего право человека жить, так как ему хочется и, крайне удившегося и разочаровавшегося, когда вся его родная Франция поголовно стала жить так, как кому захочется. И удивляться бы маркизу еще больше, стань он свидетелем тех же событий из истории XX века, что и Пазолини, и увидь он такую трактовку своего произведения. Из ирреального пространства в произведении Де Сада, Пазолини переносит время и место действия в республику Сало — реально существовавшее в годы Второй мировой фашистское государство, провозглашенное Мусоллини, на оккупированной немцами «ничьей» земле, куда он бежал после свержения.

Но больше всего писателя, чьим именем назвали получение удовольствие от чужой боли и унижения, удивило бы то, что как раз «удовольствие» в вольной экранизации его романа, несмотря на нелепые обвинения в порнографичности, отсутствует как класс. «Сексуальные» сцены в пустых, неуютных залах «Виллы разврата», больше похожие на помещения анатомички, согнанные в безликую массу, затравленные жертвы, в одинаковых серых одеждах, скучные и однообразные рассказы потасканных проституток, механистический секс в напряженной тишине и с бесстрастными лицами. Чувственности и эротики в этом во всем меньше чем в учебнике по анатомии и на бешено-вдохновенную прозу Де Сада, происходящее в унылом ритме похоронного марша никак не тянет. Да и не пытается. В фильме вполне однозначно намекается на то, что все радикальные средства используются для обличения фашистской, а если брать шире — любой безграничной власти и буржуазного общества, с его культом безудержного потребления, которое проявляется в виде пресыщенности и как следствии отсутствия перспектив какого-либо развития.

У четырех центральных персонажей, олицетворений власти — Герцога, Президента, Епископа и Судьи, не удостоенных даже собственных имен и характеров, как видимо, по мнению Пазолини и у любого общества потребления, нет будущего — тяжелым роком нависшая над ними война, доходящая до фашистских бонз пока только в виде радиопередач, вот-вот сметет с лица земли обреченную оккупационную зону, вместе с ее обитателями. Но эти перспективы, кажется, волнует их в последнюю очередь — жизнь это такая механика! В ожидании кары небесной экстремалы отчаянно пытаются бороться со скукой, которая большими буквами написана на их лицах и витает в воздухе «Виллы Разврата». Четыре взрослых дяди изобретают все новые и новые способы экстремальных игр, но в этом они похожи не на детей, не искателей удовольствия, а на уставших ученых, занятых бесполезным и не увлекательным экспериментом.

Они слишком пустые и духовно мертвые, чтобы что-то почувствовать, хотя дерьмо готовы жрать, лишь бы не скучать. Не потому, что хотят, а потому что больше нечего не умеют, не могут обойтись, как наркоманы, только без особого удовольствия. Чувство безграничной свободы для них, как ядра каторжников. Остается только повышать дозу, но даже изощренные убийства становятся рутиной — ведь для тех, кому цена чужой жизни равняется стоимости жизни насекомого и удовольствие от убийства человека не больше, чем от убийства мухи или комара. Драма идеальных потребителей, по всей видимости, заключается в том, при неограниченных возможностях в удовлетворении желаний, пропадает и само желание, и удовлетворение.

Это фильм совсем не из категории маст си — все смотреть на такое не обязаны. И не единственный на эту тему. И, безусловно, не самый приятный. Мне понадобилось время и особое настроение, чтобы сформулировать свое отношение и мнение о нем… Висконти в «Гибели богов» тоже хладнокровно и методично препарировал становление нацизма через насилие, мерзость, педофилию и инцест, но, по крайней мере, давал анестезию в виде красоты. И после его просмотра еще можно сказать, что фильм понравился, несмотря на то, что тебе буквально душу вывернули. Сказать такое про «Сало» не получится никак. Мне он тоже не понравился. И не должен был — уже по определению. Режиссера не интересовала эстетика, он не собирался морализаторствовать, философствовать, обличать фашизм, оскорблять кого-то своим фильмом. Его просто интересовали зло, порок, мерзость, потреблятство, беспредельная хаотичная свобода, сами по себе и чем они опасны. Потому что такими вещами слишком многие наслаждаются. Если не идеализировать, то желание безграничной власти, удовлетворения всех желаний, сидит во всех нас.

Пикассо ведь писал «Гернику» не для того чтобы она нравилась. И точно так же в общих массах, потому что по его признанию не успевал выплеснуть, мол, пусть доделывают другие. Так и Пазолини обозначил мотив самопожирающей цивилизации, позже детально разработанный Гринуэйем в «Поваре, воре, его жене и ее любовнике». Он все написал крупными мазками, довел до крайности, абсурда, перешел все грани, и дошел до самого дна опасностей индивидуализма. Поэтому он радикально режет по живому, честно и бескомпромиссно, снимает фильм адекватный заданной теме. Да, именно поэтому кино совершенно за гранью «нормального» человеческого понимания и это правильно. Нравится это кому-то или нет, но такой фильм должен быть. И он уже снят, причем очень талантливо. Вот и все.

Фашизм, погружённый в ад Данте рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

В то время, как движение неореализма в Италии год от года слабло, а Феллини и Антониони снимали всё более универсaльные картины, Пазолини креп и набирал силу. Пьер Паоло Пазолини, прослывший возмутителем общественного спокойствия, был вызывaющей, скандaльной и неоднознaчной личностью. Всю жизнь, оставаясь убеждённым марксистом-коммунистом, он брaвировал своей гомосексуaльностью, а его фильмы встречали серьезные прeпятствия со стороны цeнзуры. Бесчисленное количество раз на нeго подавали в суд, его ленты безжалостно резали, обвиняли в пропаганде нaсилия, порнoграфии, но каждый раз оправдывали. Пазолини знал на что шёл, бросая вызов обществу, и за «Сало» он заплатил высокую цену.

Последняя картина Пазолини, вышедшая на экраны в 1976 году, т. е. уже после смeрти режиссёра — это ужaсающее, непередаваемое словами зрелище, в равных долях состоящее из сaдомазохистского сексa, фaшизма и нaсилия. Кaртина должна была стать первой частью «Трилогии смерти», но, к сожалению или к счастью мир не увидел последующих рaбот. Шокирующими сексуальными пытками, чудовищными зверствами и жестокостью фильм вызвал огромный скандал не только в Италии, но и во всей Европе. Сейчас «Сало, или 120 дней Содома» уже принято причислять к «классике» или называть переходную работу Пазолини своеобразным «послaнием для потомков», хотя ожесточённые споры о смысле картины и её художественной ценности идут до сих пор.

История «Сало» берёт начало со скандально-знаменитого певца либертинизма — маркиза де Сада и его произведения «120 дней Содома». Де Сад был проповедником абсолютной свободы от морали религии и права, а основной ценностью жизни считал возможность достижения высшего личного нaслаждения. Согласно маркизу де Саду существуют лишь два сословия: влaстители и рабы. В своих произведениях он детально описывал самые извращенные формы секса и проявлял значительный интерес к поведению человека, не отягощённого грузом моральных и социальных обязательств. Согласно, де Саду преступление может быть наиболее слaдострастным только тогда, когда остается безнаказанным. В «120 дней Содома» четверо знатных пожилых развратников запирают на вилле своих молодых жертв и приставляют к ним четверых пожилых проституток, каждый вечер рассказывающих истории из своей бурной молодости, дабы распaлять их похоть.

Пазолини оставляет общую концепцию сюжета де Сада без изменений, но переносит действие из средневековой Франции в фaшистскую Республику Сaло 1945 года. «Сало» — так называлась провозглaшенная Муссолини «Социaльная республикa», по нaименованию городка на севере Итaлии. Сало в симбиозе с нaцистской Германией, просуществовала около полутора лет, и в ней, волею судеб, проживал молодой П.-П. Пазолини. Родившийся в 1922-м, будущий режиссёр провёл всю молодость при фашистском режиме, изнутри постигая всё его причудливое уродство. Своё повествование, так же, как и маркиз де Сад, Пазолини делит на четыре чaсти, само же действие отрывочно и фрагментировaно.

Часть первая. Преддверие ада. Мaгистрат, банкир, герцог и монсеньор — главные герои, не имеющие имён собственных, провозглaсив роковой для зрителя лозунг «Хорошо все то, что чрезмерно» женятся на своих дочерях. Властители приказывают своим слугам похитить и доставить на закрытую виллу группу тщательно отобранных юношей и девушек. Несчaстных пленников посвящают в правила игры, основанной на всевозможных сексуaльных извращениях и групповых оргиях.

Часть вторая. Круг маний. Под мелодичное пианино первaя проститутка рассказывает «массе» (именно так проще всего обозначить жертв, серых и одинаковых как мышей, несимпатичных и не вызывающих никакого сочувствия) о том, как она в раннем детстве была совращена педофилом. Рассказы старой шлюхи распаляют похоть господ, которые тотчас выдумывают всё новые и новые способы унижения своих пленников.

Часть третья. Круг дерьма. Казалось бы: что ещё можно такого придумать — насмотревшийся на «Круг маний» зритель уже ко всему готов. Готов ли? Следующая далее третья часть, целиком посвящённая самым крайним направлениям фетишизма — копрофилии и копрофагии представляет омерзительнейшее зрелище. Вы всё ещё смотрите?

Часть четвёртая. Круг крови. Узнав о многочисленных нарушениях среди пленников, четверо господ подвергают их изощрённейшим пыткам, они относятся к несчастным как к предметам, исключая любые человеческие проявления. Круг крови — это верх тирании властителей, это искомая точка, то к чему предыдущие два часа вёл своего терпеливого зрителя П.-П. Пазолини.

Для понимания фильма важна затронутая тема постепенного заражения пороками. Наступает момент, когда рабы, под страхом неминуемой кары, начинают выдавать друг друга. Ради спасения своей шкуры, но и не мучимые угрызениями совести. К концу фильма и властители и рабы сливаются в единое зловонное целое, остаётся лишь иерархия. Все они живут вмeсте и вместе спят, вмeсте едят в одной столовой и поют песни, цитируют Бодлера или Ницше, все принимают участие в оргиях и все eдят одно и то же дeрьмо.

На первый взгляд фильм является повествованием о фaшизме и сопутствующих изврaщениях, однако это не совсем так. Во-первых, всем известно, что фашисты, хоть и уничтожали огромные массы людей — делали это прагматично, имея окончательную цель. Сгоняя людей в концлагеря, они шли по пути наипростейшего выведения наций. У Пазолини всё иначе: его герои ни к чему не стремятся, они наслаждаются, ведь aбсолютная власть — сильнейший нaркотик. Во-вторых, Пазолини совершенно не эстетизирует эротику. В «Сало, или 120 дней Содома» сексуaльное возбуждение испытывают лишь четыре глaвных героя, а зритель может быть, и шокирован происходящим, но ничего подобного тем четверым не ощущает. Действо намеренно, срежиссировано так, что к жертвам не возникает ни желания, ни жалости. Они — сырьё. В данном случае сырьё сюжетное, и воспринимать их следует только так, иначе просмотр картины превратится в жестокую пытку своего зрителя.

Тaк о чем этот стрaшный фильм? За шокирующими подробностями сложно разглядеть смысл. Здесь он совпадает с произведением маркиза де Сада, в котором он описывает поведение героев, в состоянии полного достатка. Пазолини исследует влaсть жестокой тирaнии на примере её легко различимых форм, вымещaемых в сексуaльных извращениях. Режиссёр создаёт в рaмках своего фильма идеально действующую модель aбсолютной влaсти и aбсолютной aнархии. Aнархия господ воплощaется с невероятной лёгкостью в закoнах и на прaктике, а влaстители занимаются ничем иным, как сoставлением и чётким выполнением реглaментов.

Есть такие кaртины, которые, понaчалу вызывaя вполне естественный интерес, возможно дaже по хитроумному зaмыслу автора, неминуемо должны привести к oтторжению своей нaрочитой, зaпредельной, бессмысленнoй жестoкостью, подтaлкивая человекa от идеи вседозволеннoсти и стремления к личнoму нaслаждению в противoположную сторону — к oбщим мoральным ценнoстям добра и милосердия. Мне бы очень хотелось, чтобы незаурядное творение Пазолини относилось к кино именно такого сорта, однако, знай я наперёд, какое зрелище меня ждёт, я бы ни за что не стал его смотреть. Один нью-йоркский критик писал: «Не обязательно понимать Пазолини, чтобы восхищаться тем, что он сделал», хотя для того чтобы его ненавидеть этого тоже достаточно.

Добро пожаловать в Ад рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Итак, Вы заинтересовались скандальным, шокирующим «Сало, или 120 дней Содома», снятым гениальным Пазолини. Поздравляю Вас — это кино не для всех, и то, что Вы собираетесь его смотреть, уже выделяет Вас из серой толпы потребителей кинематографических однодневок.

Теперь Вы в преддверии погружения в жесткий, беспричинно жестокий и извращенный мир последней фантазии великого Мастера. Сразу подготовьте себя к тому, что Ваш багаж ощущений сильно обогатятся за время просмотра этого фильма. О да, в «Сало..» есть ряд моментов, которые Вы вряд ли когда-нибудь забудете. И каждый раз, когда Вы будете их вспоминать, ничего, кроме содрогания и отвращения эти сцены вызывать у вас не будут. Я Вас заинтриговал? Тогда идем дальше.

Сразу отмечу: Вам не стоит настраиваться на то, что Вы увидите в «Сало..» нечто запретно-сексуальное и/или возбуждающее. Несмотря на то, что в основе сюжета лежит произведение маркиза де Сада «120 дней Содома», несмотря на обилие голых тел и сцен совокупления, «Сало..» весьма далёк от эротического жанра.

Пазолини взял только общую фабулу произведения, но полностью изменил её содержание. «120 дней Содома» — самое дикое произведение де Сада по своей извращенности, однако главным его героем, как и всех прочих творений де Сада, является секс — возбуждающий, страстный, противоестественный, безумный, но все равно — секс.

В «Сало..», как бы странно на первый взгляд это ни звучало, нет секса в принципе. Ни одна сцена сексуального характера не снята Пазолини так, чтобы она могла возбудить. Почему? Чтобы не отвлекать зрителя, т. е. Вас и меня, от идеи фильма. Если бы Пазолини снял секс ради секса, как это сделал Брасс в «Калигуле», мы бы получили ещё одну «скандальную» эротическую драму, о которой забыли бы вскоре после просмотра. Однако Пазолини явно не хотел быть забитым: «Сало..» вбивается в наше сознание, словно большой и уродливый гвоздь, который засядет в памяти так глубоко, что его уже не вытащишь. Именно поэтому сексуальные сцены в «Сало..» вызывают отвращение, жалость, презрение, равнодушие — всё, что угодно, кроме возбуждения. Потому что всё происходящее на экране есть одна большая Метафора.

В «Сало..» Пазолини обличает абсолютную власть — и общество, которое позволяет существовать такой власти. Трактовать «Сало…» только как антифашистское произведение было бы не верно. Всё, что роднит персонажей фильма с фашизмом — это атрибутика. Если одеть героев (правда, в контексте этого фильма слово «герои» звучит немного странно) в другие костюмы, суть происходящего нисколько не изменится.

Трагедия «Сало…» может происходить в любой точке мира и в любую эпоху. Трагедия «Сало..» заключается в безумстве правителей, имеющих абсолютную власть, и в безропотном подчинении одних и раболепной исполнительности других. «Сало..» — это буквально крик режиссера: «Люди! Остановитесь! Да посмотрите на себя, что же вы делаете!» Картина пугает не столько безумными поступками местных «царьков», которым уже «нечего больше хотеть» — даже самое безумная оргия может лишь слегка залить ту зияющую пропасть, которую представляют их черные души. Нет, картина пугает тем, что им позволяют всё это делать.

В лице 4-х извращенцев, у которых нет имен, но есть лишь обобщенный титулы Епископ, Президент, Судья, Герцог (согласитесь, очень ёмко) тоталитарная власть дает узникам «Сало..» выбор — или подчиняйся, или умирай. И тяга к жизни у абсолютного большинства пересиливает собственное достоинство. В итоге люди готовы делать что угодно: удовлетворять любые капризы хозяев, унижаться как только возможно, предавать, убивать — но лишь бы сохранить свою жизнь. Ирония заключается в том, что эта попытка выжить за счет потери собственного достоинства есть лишь более долгая дорога к смерти.

Порочный круг: чем больше обитатели Сало забывают про человечность, тем более беспощадными и изощренными становятся их властители. Именно поэтому градус жестокости растет на протяжении всего фильма, и мы чувствуем, что даже те зверства, творимые в конце картины, не предел того, что ждет обитателей «Сало…».

И, несмотря на всё это, «Сало..» — это гимн гуманизму. Отчаявшись достучаться до сознания зрителя традиционными способами, Пазолини выходит за рамки морали и этики и, хватая обывателя за волосы, буквально тычет его носом в уродливое, гротескное отражение, показывая: «Посмотри на себя! Вот таким ты будешь, если не изменишься!»

Что сказать в заключение. Я не могу рекомендовать этот фильм. Я могу сказать лишь, что вы не пожалеете, посмотрев его, и не обеднеете, не посмотрев его. В конце концов, Пазолини — далеко не единственный режиссер, который обращался к вечным темам человеческого достоинства и взаимоотношений личности, общества и власти. И Вы можете найти множество других картин, которые дадут Вам пищу для размышлений, и при этом не будут травмировать Вашу психику извращенностью происходящего. Однако «Сало..» всегда останется непревзойденным по своей образности и силе воздействия.

В любом случае, после просмотра «Сало..» Вы уже никогда не будете прежним.

Решайте.

120 минут ада рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

В одной очень популярной интернет-энциклопедии есть раздел терминов, под названием «Сексуальные девиации», где дается объяснение почти всем известным сексуальным отклонениям. Описание приводится научно-медицинским языком и служит для своеобразного ликбеза. Пазолини же, в своём стремлении обличить человечество пошёл дальше, и наглядно проиллюстрировал всё то, на что способна нездоровая психика человека в области альковных утех. Впрочем, не это главное.

Из разговора с отцом:
- Зачем ты посоветовал мне посмотреть «Сало»? Звезда в шоке и ночных кошмарах.
- Зато знать теперь будешь. И вообще, Пазолини — это не только «Евангелие от Матфея»
- Я без этих знаний спокойно бы прожила всю свою жизнь. И скорее, куда удивительней, что Пазолини снял «Евангелие», чем «Сало».

На самом деле, абсолютно спокойно можно прожить жизнь, не будучи знакомым с фильмом «Сало, или 120 дней Содома». И даже куда спокойней, когда нет воспоминаний о пережитом при просмотре ужасе. Однако, последний фильм Пазолини, безусловно, имеет право на жизнь, и даже куда больше, чем другие.

Будучи априори злом, тема фашизма всегда являлась благодатной почвой для искусства. Ведь ничто так не привлекает человеческое внимание, как зрелище чего-то ужасного, вызывающего, кошмарного. Пазолини, сняв «Сало» заставил есть дерьмо не актёров и персонажей, а зрителя. И зритель это дерьмо с благодарностью съел, разведя после этого дискуссию о калорийности и полезности продукта.

Тайные желания и страсти живут в каждом человеке, и, клеймя позором других, мы забываем о себе. Зато это сделал Пазолини. «Сало, или 120 дней Содома» — это не просто адаптированная экранизация де Сада. Это плевок в адрес общества — и морализаторствующего и разлагающегося. Одни предаются порокам с молчаливого согласия и терпеливости других. И самый серьёзный поступок совестливого человека — не спасти от боли или обличить зло, а бездушно от него сбежать. Или, живя в вечном страхе, в стаде равных себе молчаливых и терпеливых животных, при первой же возможности предать товарищей по несчастью, обеспечив себе возможность дышать и жить. За счёт кислорода, принадлежащего другому.

Это — если рассуждать вне экранной картинки.

***

«Сало, или 120 дней Содома» — фильм мерзкий, гадкий и категорически нежелательный к просмотру. После него особо впечатлительных мучают кошмары и желудок. Перед зрителем трясут не только экскрементами, но и самыми гнусными отходами человеческой души. Герои Пазолини — пустые, жестокие люди, уже покоящиеся на дне выгребной ямы бытия, вместе со своими идеями и идеалами. Им чуждо как сострадание, так и наслаждение. Это — конец. Конец эпохе, конец персональному существованию. И пусть сексуальная революция свершится только через тридцать лет, зато произойдёт по обоюдному желанию всех присутствующих. А диктатура и тирания до добра никого не доводила — ни тиранов, ни угнетённых.

Не смотрите «Сало». Сходите с подругой в кино на «Сумерки», или ещё какую слезливую мелодраму со смазливыми мальчиками и девочками, не знающими, что такое БОЛЬ, СТРАХ и ЖЕЛАНИЕ ЖИТЬ во чтобы то ни стало.
Не смотрите.

Без оценки.

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

В стародавние времена жил на свете занятный типчик которого звали Донасье?н Альфо?нс Франсу?а де Са?д больше известный современникам как Маркиз де Сад. Обременен он был с рождения или сызмальства не только богатой фантазией и пристрастием к половым извращениям, но и острым умом, выродившимся впоследствии в писательский талант. Трудно сказать чего в нём было больше, но жизнь так сложилась, что уйти от своей противоестественной сущности ему не удалось. Склонен он был придаваться разврату помногу, с толком и без чувства меры. Всё бы ничего, да доставлял он жутко своих партнёров и церковников. Первых потому как не всегда действо соответствовало их доброй воле (нередко летально), вторых как антипод учения христова. Ни с одними ни с другими шутки не могли продолжаться вечно, а потому определенную часть своей жизни де Сад был вынужден провести в местах не столь отдалённых. И вот там-то вдали от плотских утех и бесконечных оргий сладострастное либидо маркиза явило на свет ряд колоссальных произведений среди которых и значится вынесенное в заглавие фильма. Явившись по сути альманахом садомазохизма, да и не только его, в своё время оно было призвано эпатировать публику, вызвать её на диалог, заставить думать о чём-то чуждом её культуре.

Пазолиниевское «Сало» — это прежде всего отличный повод поискать смысл там где его нет. Фактическое содержание фильма уныло и неприятно как похмельное утро. А вызвать восторг может разве что у эстетствующих кастратов, да кучки фриков. Группа бестолковых актёров на фоне неприметных декораций, изображающая аристократический авангард фашисткой Италии на протяжении двух часов страстно сношает во всех мыслимых позах и комбинациях друга друга, своих детей, близких и другую группу ещё более бестолковых актёров, состоящую из девиц и мальчишек, вроде как подневольных кукол. Апофеозом сего действа становится сцена с поеданием кучи фекалий особой юных лет и следующей за этим разнузданой гомо-оргией. Всё это происходит в старинном особняке эпохи Медичи и сопровождается пространными диалогами в духе Гегелевской словесной мистификации (ну, вроде «что есть небытие, когда бытие заключено в грехе и наслаждении?») и невнятно поданной лавстори.

Коль скоро содержание призвано не сколько что-то рассказывать, а просто привлекать внимание к фильму, остаётся лишь надеяться на подтекст. Неочевидный смысл. И что же? Непонятно при чём здесь де Сад вообще. Французский дворянин был извращенцем каких свет не видывал и глубоко раскаивался в этом. Может быть он и иронизировал над лицемерием общественной морали, но переделать его не стремился. Ему была первично интересна природа греха и место последнего в человеческой жизни. Итальянский же режиссер что-то там такое понапридумывал про фашистов. Изобразил их порочным средоточием скверны, не проводящим и дня без инцеста и надругательств над голым мужским задом. Что хотел сказать этим автор? Зачем намерено мазал черным итак дискредитированные историей образы? Остаётся только догадываться, тем более что всё показанное является плодом фантазии режиссера с Апеннин. Кто сказал что нацисты, едва не покорившие весь мир были именно такими? А кто даёт основания изображать сливки общества именно такими? Герои его в своей философии подобны одноклеточным организмам. Они не стремятся постигнуть суть своей природы, они ею наслаждаются и видят в ней проявление своей силы. Это рождает простую формулу — чем дальше тем больше.

В сущности этот продукт был рассчитан в своё время на банальнейшей эпатаж. Подспудная аристократически-фашистская тематика не спасает его никак. Она поверхностна в фильма и вторична. А сама авторская интерпретация «120 дней Содома» является очень фривольной и оттого наталкивает на мысль о намеренном паразитировании на произведении с громким именем.

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Пускай я ни черта не смыслю в кинематографе, да и вообще в искусстве. Пускай я грязный, тупой плебей с дурным вкусом. Но я, хоть убейте, не понимаю, что гениального в последнем творении сеньора Пазолини.

На мой взгляд, искусство не обязательно должно приносить удовольствие. От него может быть грустно, тяжело, больно. Но от искусства не может тошнить.

Как бы талантливо и красиво художник не изобразил бы экскременты, я бы не решился назвать такую картину произведением искусства. Пазолини же, на мой взгляд, изобразил их настолько некрасиво, что признанные мастера того самого жанра, к которому я с моей плебейской колокольни и отношу «Сало», проживающие, предположительно, в Германии, увидев это творение от души посмеялись бы.

Признаюсь честно — я не досмотрел «Сало». Мое культурное развитие еще не достигло такого уровня, чтобы я мог постичь весь глубинный смысл эротических фантазий великого итальянского гомосексуалиста в исполнении бездарных актеров. Искренне надеюсь, что оно его никогда и не достигнет.

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Последний фильм Пьера Паоло Пазолини, фильм, который, возможно, стал причиной смерти режиссера. Один из самых скандальных, противоречивых и неоднозначных в мировом кинематографе. Споры о художественной ценности которого не утихают до сих пор. Основанный на не менее скандальной книге маркиза де Сада. «Сало, или сто двадцать дней Содома».

Пошлые, пустые фразы. Даже в русском языке со всем его богатством нет подходящих слов, чтобы описать последний шедевр великого режиссера (и снова штампы и пошлость). Можно попытаться это сделать, но так или иначе слова останутся только словами.

Если верить Мазоху, то сладострастие и жестокость близки так же, как «цивилизация и сифилизация». Маркиз де Сад тоже верил в это утверждение, хотя и толковал его несколько иначе. Он искал новые пути к удовольствию, к абсолютной свободе в удовлетворении самых низменных, самых зверских желаний. И не важно, что по этому поводу думает общество или гласит святое писание. Все, что может принести удовольствие, должно быть испробовано. Вплоть до самых диких извращений, даже если ради новизны придется жрать дерьмо, почему бы и нет? Не говоря уже о таких банальностях как инцест, изнасилование или пытки. Экранизировать такую книгу — значит кинуть всем критикам аппетитную кость с лоскутками мяса и хрустящими хрящиками. Ни у каждого хватит смелости заведомо обречь себя на публичное поношение. В 70-е хватило у Пазолини.

Полная противоположность «трилогии жизни», «Сало, или сто двадцать дней Содома» вобрало в себя все мерзости, какие только смогла породить фантазия де Сада. Этот фильм шокирует, вызывает отвращение, ненависть. Режиссер не оставил ничего, что могло бы порадовать глаз. В ленте нет красоты, изящества или утонченно-извращенной роскоши. Зато в достатке холода серых стен, унижений, боли. Видеоряд не дает передышки, одно издевательство сменяется другим. Танатос, а не Афродита правит в этом маленьком государстве. Одна шлюха закончила рассказ, другая начинает, на обед сегодня дерьмо, а на ужин порка. А завтра может быть будет человечина, ведь каннибализм самая естественная вещь, одобренная церковью, как говорил герой «Людоеда», да и по утверждению некоторых «долговязая свинка» дивно хороша на вкус. И только один вопрос не дает выключить этот фильм. Зачем? Зачем великий мастер и художник снял все это? Не ради того, чтобы потешить свою черную, по утверждению некоторых критиков, душу, и уж точно не ради славы. Были ведь «Декамерон», «Кентерберийские рассказы», «Цветок тысяча и одной ночи». Пазолини называли гуманистом. Только увидеть в «Сало» это очень сложно. Так же тяжело, как в «Иди и смотри». И тем не менее… В «Декамероне» среди новелл о торжестве жизни и любви есть одна о смерти, всего одна, как червоточина, как напоминание или предупреждение. В «Сало» обратная ситуация, музыкантша, проявившая сострадание, а затем покончившая с собой. Суицид, как акт веры в человека — это страшно, но другого здесь быть не может.

Есть у этой ленты еще одна сторона. Не даром действие перенесено в 20-й век и фашистское государство. «Любая власть — насилие над человеком» — цитата из классики, как нельзя лучше иллюстрируемая цирком уродов «Сало». Герцог, Магистрат, Банкир, Монсеньор, не хватает только Редактора или Журналиста, возможно, снимай свой фильм сейчас Пазолини, не смотря на первоисточник, добавил бы и его. Все они идеальные модели для работ Дианы Эрбас. Все пресыщенные жизнью, моральные импотенты, для которых «любовь» в духе Борджиа или педофилия уже скучны и не интересны. Элита и гордость фашистского государства. Можно ли найти лучший способ показать истинное лицо Италии Муссолини? Не документальная съемка с жизнерадостным дуче, выступающим перед толпой, целующим детей и жмущим руку лучшему другу итальянского народа. А ад Данте с Вергилием — Пазолини, где последний круг — Круг крови с ароматом горелой человеческой плоти.

Можно сколько угодно клеймить или превозносить режиссера и фильм, ставя штампы, используя избитые понятия: «чернуха», «порнуха», «черный шедевр», «искусство не для всех», — все это будут пустые слова, которые не отразят и десятой доли того, что собой представляет «Сало» Пазолини. Чтобы его понять, его нужно смотреть так же холодно и отстраненно, как этот фильм снимал режиссер. Он вне определений и рамок. В какой-то мере чистое и честное искусство, в какой-то — жестокая реальность или сатира. Кто-то в нем увидит идеальную экранизацию книги де Сада и посетует, что Пазолини уже не снять «Жюстины», и, возможно, будет не так уж неправ. Ведь единственный человек, который мог бы ответить на все вопросы, растолковать все противоречия, при условии, что захотел бы это сделать, уже ничего и никому не скажет.

«Хорошо все то, что чрезмерно» рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

«Человек — это звучит гордо», декламировал как-то Максим Горький.

«Я так не думаю», парировал ему величайший классик мирового кино Пьер Паоло Пазолини, сняв самую скандальную, до боли правдивую, ставшей классикой, киноленту под названием «Сало, или 120 дней Содома».

В этом грандиозном, по своему размаху, проекте, маэстро Пазолини, словно рентгеновским лучом, обнажил тайные безнравственные фантазии человека. Эти фантазии таятся под напускной чистотой и незыблемом пуританстве человеческого фасада, который вдоль и поперек измазан лозунгами об отсутствии извращенного начала.

Италия 1944 года. Элита фашисткой партии, в лице нескольких человек пленяет группу молодых парней и девушек, дабы, в эти последние дни своего правления, усладиться их телами, экскрементами, испить чашу сексуального удовлетворения до дна, перепробовав все и вся, не гнушаясь моральной этикой, жизнями людей и своим половым предназначением. Мужчинам наплевать, что они мужчины, женщины — рабыни фантасмагорических похотей их господ.

Сало — городок на озере Гарда — стал на эти 120 дней эпицентром извержения насилия, копрофагии, гомосексуализма, лесбиянства и всех тому подобных форм проявления испорченной человеческой натуры.

Пазолини, экранизируя роман Маркиза де Сада, бросил вызов обществу, так часто скрывающем свои сексуальные мечты и желания. Он осмелился на это. И показал то, что мы иногда боимся показать даже самим себе. Полагаю, что это и есть самая суть этой картины. Этот дом, словно человеческий мозг, где мы даем волю своим ненасытным желаниям, грязным похотям и…даже садизму.

На фоне роскошных апартаментов, при меланхолично-красивой игре произведений Шопена, слышится рассказ женщины средних лет…не о философии бытия или о красоте поэзии эпохи возрождения, а о том, как кто-то однажды выпил ее урину, или о том, как она вскормила своими испражнениями другого и т. д. Прослеживается яркий контраст между тем, что видимо и прекрасно, и тем, что не должно быть видимо, но оно самым четким и ясным образом правит в этой цитадели безнравственности и беспредельной жестокости. Думаю, что режиссер не хотел фокусироваться только на данных персонажей олицетворения зла, он хотел открыть завесу испорченности человека как понятия.

Осатанелые правители — его превосходительство, герцог, президент и милорд заключили завет об удовлетворении посредством истязаний, половых извращений. Их вступительная речь перед началом 120-дневного путешествия в мир оргий, звучит как приговор дьявола: «Слабые, порабощенные создания, предназначенные для нашего услаждения! Надеюсь, вы и не питаете иллюзий иметь связь с внешним миром. Вы здесь — за пределами достижения закона!». Другими словами, вы попали в мир наших грез. Мы давно хотели выплеснуть свои желания, и вот, вы здесь и мы это сделаем. Закону, как таковому, неподвластна вся гамма человеческих вожделенных похотей, - она так многогранна, что объять ее не может даже сам человек, не говоря уже о моральных устоях
Они называют копрофагию- изысканной утонченностью. Их восхищает преступление против матери. Напротив, один из них хвалится содеянным убийством своей родной матери. Она даже возбуждает его.

Сцена, где подневольные рабы, ползая на четвереньках, вживаются роль собак, с жадностью поглощая куски мяса, говорит о человеческой низменной способности инстинкта самосохранения, когда перспектива на жизнь обусловлена молчаливым согласием, выполнять все, что им будет велено делать. Их теизм, как выразилась одна из пожилых проституток, выражается в обожествлении гнусностей.

Пазолини, самым смелым образом, бросил вызов обществу, погрязшем в лицемерии и лжи. Он выявил пороки, но вместе с тем, доказал, что людям свойственны услады от насилия, кровопролития и разврата. Он догматично предоставил зрителю пищу для размышлений и скрупулезно описал то, на что мы даже и не думали быть способны.

Через свое творение автор говорит: «Признайтесь, что это мы. Наши мораль и устои так падки на возможность ниспровергнуть самих себя при первой же возможности».

Фильм философский, глубокий и поучительный. Если зритель фыркнул на этот фильм, то это означает, что он умышленно абстрагировался от своего начала и впал в лицемерие, которое настолько же губительно, насколько губительны и ужасны поступки персонажей этого, во истину, актуально-насущного фильма.

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

В общем, фильм меня впечатлил… даже очень… После просмотра он оставляет странное чувство-как будто тебя жёстко поимели и унизили, но тебе это почему-то понравилось…

На протяжении всего фильма Пазолини постепенно погружает зрителей на самое дно, где грань между какими-то моральными человеческими нормами полностью исчезает, и на волю вырываются те низменные извращенные фантазии и пороки, которые в глубине души скрыты у каждого, и которые все меньше отделяют человека от животного.

Примечательно, что главными виновниками тожества выступают люди из высшего общества — образованные, упоминающие между делом Ницше и Бодлера, слушающие классическую музыку и живущие в довольно изысканных апартаментах. На первый взгляд, даже подумать трудно, что на уме у таких знатных господ могут оказаться ТАКИЕ желания. Для удовлетворения своих фантазий им даже обычных извращений мало — в ход идут сверх извращения с фекалиями и мучением жертв. Думаю, Пазолини специально сделал такое контраст, чтобы показать, что чем выше у человека социальный и духовный статус и чем больше власти, тем больше ему нужно для самоутверждения и тем примитивней его физические потребности.

Один из самых по мне сильных моментов в фильме, когда ночью один из «извращенцев» выбирает для своих утех очередного юношу, но тот, чтобы как-то спастись говорит что знает секрет, что одна девочка нарушает правила и держит у себя под подушкой фотографию. Тот идёт к девочке, но та в свою очередь тоже чтобы спастись раскрывает секрет другого, который тоже нарушает правила — цепочка идёт до того момента, пока доходит до парня, которому нечего было сказать в свое оправдания — и его убивают. Весь этот эпизод как бы подчеркивает что сами жертвы по своей природе тоже не лишены порока, и что инстинкт самосохранение у людей как и у животных стоит на первом месте…

А после всего увиденного на протяжении фильма, финальная сцена просто просто потрясает своей невинностью…

Если к этому фильму применимо слово «понравился», то ответ — Да, понравился — и это не значит что я какой-то там маньяк, и получаю удовольствия от всяких извращение и т. д.

Во первых, я абстрагируюсь, для меня это просто форма самовыражения автора.

Во вторых, фильм я лично смотрел на одном дыхании — потому сказать, что мне он не понравился — обмануть себя — я лично испытывал чувство безумного отвращения и одновременно любопытство, что будет дальше.

Думаю, любой человек, который досмотрел фильм до конца и говорит, что он ему не понравился — глубоко в душе сам себе врёт -иначе зачем было мучить себя и досматривать фильм до конца — можно было выключить его на 10-й минуте.. И думаю как раз это главный замысел Пазолини — снять фильм, который вызовет отвращение, но который почему-то все же будут смотреть с интересом- этим он как бы показывает что порочный прежде всего сам зритель выступающий в роли наблюдателя…

p.s. Как оказалось, к любимому всеми украинцами «салу» фильм не имеет никакого отношения…

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Согласен, фильм сложный для просмотра и понимания. Но он заставляет задуматься, и это самое главное. А подумать тут есть над чем — фильм задевает очень много философских тем, и раскрывает их с самых неожиданных сторон. Самые очевидные темы уже раскрыты в предыдущих рецензиях. Меня же больше всего зацепила последняя сцена фильма — два молодых охранника, танцуют под легкую музыку, и один спрашивает другого про его девушку. И сразу становится ясно — для чего был снят этот фильм. Эти охранники — такие же молодые люди, как и жертвы, которых мучают четыре извращенца — но они спокойно участвуют и наблюдают за всем этим. У них есть оружие, но они и не думают им воспользоваться. Да их запугали, да им заплатили — и за это можно прогнуться, принять участие во всем этом садизме? В них нет ни капли сострадания, только равнодушие. А ведь они не успели прогнить как эти Президент, Епископ, Судья и Герцог. Но это равнодушие и конформизм ставят их с ними на одну ступень. И становится понятно, как люди могли скатится до холокоста…

Странная философия… рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Тяжелый фильм. В первую очередь пугает тем, насколько реалистично все выглядит. Досмотреть до конца стоило больших усилий, уже не говоря о неприятном осадке который остался после.

Честно говоря, я не воспринимаю Маркиза де Сада как великого философа и писателя. Все идеи, которые он заложил в свои книги, больше похожи на фантазии психически больного человека. Единственный плюс — написано действительно неплохо.

Кино, на мой взгляд, очень хорошо передает то настроение и идею, которые заложил де Сад в своей книге. Что является и плюсом и минусом одновременно. Лично мне неприятно смотреть, как людям вырезают глаза, языки, кормят дерьмом и т. д.

Любую мысль можно подать по-разному. Пазолини сделал это с львиной долей цинизма, забыв о вообще каких либо рамках. Суть фильма ясна, но постановка не порадовала.

Тот факт, что фильм в свое время, запретили везде где только можно, я считаю сугубо правильным, потому как реакция может быть противоположна той которая предполагается. При всей моей любви к жестоким фильмам — этот вызвал отвращение и неприязнь к достаточно неплохому режиссеру.

Не надо миру таких картин. Если взялись экранизировать де Сада то стоит сделать акцент в первую очередь на то, что фильм будут смотреть не только почитатели его идей.

Оценка

4 из 10 (за то что передан дух книги)

Лебединая песнь Пьера Паоло Пазолини рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Среди наиболее шокирующих фильмов в истории одно из первых мест по праву занимает экранизация «120 дней Содома» Пьера Паоло Пазолини. Однозначно, что допуск к этому шедевру должен быть строго с 18 лет, хотя итальянский режиссер заметно проигрывает в откровенности маркизу де Саду. До Пазолини адекватный подход к постановке эротического классического романа найти не мог никто, что и не удивительно. Более непристойной и на первый взгляд бессмысленной книги трудно сыскать. Несмотря на утверждения литературоведов, что в скопище отборнейшего разврата кроется утонченная философия, рассмотреть смысл за горами совокупляющихся тел, фекалий и крови казалось было невозможно, до тех пор пока Пазолини не предложил свою гениальную трактовку.

Идея Пазолини кроется в переносе действия романа во время агонии фашистского режима Бенито Мусолини, в республику Сало, ну а сюжетная основа сильных изменений не претерпела, разве что получила логическое завершение. Известно, что помимо 30 дней, подробно описанных в романе, существует еще три книги не доступные массовому читателю. Возможно, что Пазолини до конца изучил «средневековый справочник сексопатологии», но что более вероятно, додумал сам, таким образом создав один из самых впечатляющих и концептуальных антифашистских манифестов, не идя на компромисс с нравственностью ни по одному пункту.

История все та же. Группа богатых фашистов, на тот момент вырождающаяся и дегенерирущая элита, собирает в удаленном замке самых прекрасных юношей и девушек, отрезает здание от мира, и в течение 120 дней по строгому расписанию предается с ними разнузданному сексу и насилию, изо дня в день в перерывах слушая мерзейшие истории самых грязных и опытных шлюх. Весь этот утонченно-извращенный ансамбль, включающий три круга пороков, служит де Саду для раскрытия философии подчинения, рабства, дегенерации и власти, при том, что сам де Сад, как ни удивительно, был приличнейшим человеком. Сложную для принятия и анализа философию будуара Пьер Паоло Пазолини умело адаптировал к собственной современности, и внезапно повсеместно запрещенная книга приобрела в умелых руках итальянского режиссера пророческое звучание. В некоторой степени, Пазолини, конечно, упростил замысел маркиза де Сада, сделав его доступным, но кто бы еще мог даже близко подойти к такой гениальной идее адаптации «120 лдней Содома». Наверное, сам Пазолини оказался чрезвычайно близок к французскому писателю и прочувствовал это сексуально напряженное произведение лучше, чем кто бы то ни было, сняв свой последний и самый известный фильм.

Спустя некоторое время, еще до премьеры, Пьера Паоло Пазолини нашли зарезанным на пляже. До сих пор неизвестно, были ли это фанатики нравственности или остатки фашистов, но за свой гениальный фильм Пазолини поплатился жизнью.

10 из 10

Бесполезное излишество рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Последний фильм Пазолини часто сравнивают с последним фильмом Фассбиндера — «Керель». Оба режиссера не дожили до премьеры, оба фильма были восприняты как их «кинозавещание».

Фильм снят по мотивам де Сада «120 дней Содома», но при этом наложен на относительно недавние события — конец итальянской фашистской республики Сало. Режиссер предстает как отстраненный наблюдатель всех ужасов, которые представлены в картине. Сами же ужасы представлены в форме Божественной комедии Данте Алигьери, словно в насмешку над всем академическим и умеренным.

Существование одного такого фильма можно принять. Но Пазолини в одном из последних интервью заявлял: «сейчас я некоторое время буду снимать только такие фильмы», и судьба распорядилась иначе. Я думаю, к лучшему.

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Произведение неотделимо от автора, и это тем паче, чем дальше мы шагаем от рядового кино к авторскому. Истиной в исскустве, даже, скорее, в конкретном произведении является лишь то, что хотел сказать сам автор, в данном случае, Пазолини в «Сало, или 120 дней Содома». Итак о чем же эта картина?

Лента построена из эпизодических сценок, последовательно тянущихся от начала к финалу и заключенных в 4 части и 3 круга так называемого ада. Однако, этот ад для де Сада, как и для четырех красавцев — главных героев, был довольно условен, ибо их удовольствия прямопропорциональны мучениям их жертв.

В фильме зло пышет едва ли не в каждой минуте. Среди всех героев нет ни одного положительного. Все они легко, благодаря своей типичности, делятся на 3 группы:

1. великолепная четверка - яркие, экспрессивные личности; де Садовские идеалы, стремящиеся удовлетворить бесконечную похоть, ярость и проч.

2. поддакивающие — солдаты и надсмоторщицы. Последние в течение всего фильма с благоговеющей улыбкой наблюдают за господами и всячески потакают им. Солдаты по странному стечению обстоятельств верные, как собаки, своим господам, а отнюдь не национал-социализму.

3. жертвы — бесхарактерные, бездушные. Вот оно! Невинность — то что отделяет, не дает возможность человеку насладиться плодами тела (своего, чужого). Жертвы у Пазолини потенциальные насильники и растлители, им чужда жалость к оказавшимся в той же ситуации, что и они. Брыкаться и кусаться они начинают только когда дело доходит до них.

Именно такие характеры и понадобились Пазолини для достижения конечного замысла… Идея об удовольствии пропитывает фильм, она на устах и четверки, и проституки, она в умах надсмоторщиц, пианистки, она же ударяется в невинность жертв, и (поскольку она столь изыскана) в чопорность солдат. Эта идея воплощенная в художественную реальность, режет реальное сознание зрителя. Поучительность фильма — мнимость нормального зрителя.

Подводя итог, скажу, что фильм направлен не на пропаганду зла фашизма, и даже — не зла насилия, он глубок в своей философии, редкий индивидуум способен ее принять. Я далеко не из таких, и лишь подначивающее любопытство заставило меня посмотреть эту ленту, как в свое время запретный плод вкусил Адам. Крайне не рекомендую его к просмотру. Однако, стиль и верность идее не оставляют меня равнодушным к самой работе

4 из 10

пределы человеческие, я не буду оценивать фильм, а попробую анализировать происходящее в нем рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

к фильму остался равнодушным, посмотрел только ради любопытства, если честно с трудом досмотрел до конца. Очень странное чувство на протяжении всего фильма возникает отвращение ко всему происходящему, но в конце нет ни малейшего сожаления и чувств к героям, поэтому после просмотра остаешься равнодушным. Удерживает у экрана только любопытство, возникает интерес человеческих пределов, и я не приходя в ужас констатирую для себя что пределов нет ни в одном направлении будь то наука или искусство или духовность. Именно отсутствие границ духовности способно делать человека великодушным и одновременно касаться бездны нравственности.

Для меня фильм представляет скорее познавательный интерес, художественного я ничего не увидел, но достоверность происходящего не вызывает сомнения, наверное только за это могу сказать спасибо создателям. Поражает естественность происходящего, абсолютно психически здоровые люди упиваются отсутствием своего предела.

Кое-что после просмотра я понял… а именно то что идя по пути удовлетворения своих желаний это неминуемо приведет к подобному исходу, человек становится зависим от жажды новых ощущений, стремление познания предела разлагает душу, превращая человека в животное питающегося новыми эмоциями и неважно какой ценой. Этот порок сравним с наркоманией единожды испытав физиологическое удовольствие в корне меняется поведение и личность человека, так и здесь требуется доза ощущений все больше и сильнее, в конечном итоге это убивает самого человека.

Но самое страшное открытие, что к этому склонны все. Надели человека безграничной властью и возможностями, и вы увидите как человек потеряет границы поведения. Самый главный фактор способствующий, это достижение социального предела, достигнув его человек начинает искать другие пределы, но их оказывается нет, либо они недосягаемы для человеческой души. И в конечном итоге эта недосягаемая планка уничтожит человека.

Падение великих империй, исчезновение цивилизаций думаю вполне теперь становится объяснимым явлением. И понятен прогноз нашей цивилизации, может и хорошо что наш мир неидеален и наши умы занимают насущные проблемы, и это отодвигает падение человечества.

Тут еще в голову пришла мысль… поведение людей в заключении… помести людей в равные условия обозначь им их социальные пределы (это примитивная модель но наглядная) и так же мы сможем наблюдать разложение нравственности. И как правило нормальными людьми выходят из колоний, там где люди трудятся, а из тюрем выходят урки

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Фильм тяжело смотреть, трудно понять, невозможно объяснить. Некоторые эпизоды смотрятся как издевательство над зрителем. Для меня «Сало…» пожалуй, самый загадочный фильм.

Не могу согласиться, что фильм о фашизме и его обличает, поскольку все, что происходит на экране от первых сцен до последних кадров, имеет сексуальную, а не социальную подоплеку. Нелепо называть сексуального маньяка фашистом или нацистом. Просто действие фильма надо было куда-либо разместить для видимости правдоподобия происходящего, в обстановку по выражению Ф. М. Достоевского «всё позволено».

Пазолини совместил «прекрасное» и «ужасное», показав, что эти понятия в черепной коробке у человека совсем-совсем рядом и не мешают друг другу. «Прекрасное» показано нарочито изысканно. Это величественный замок на фоне природы Италии, залы со скульптурами, картинами…, музыкальные инструменты, нежная романтическая музыка Шопена…, взрослые люди — «сильные мира сего» образованные и начитанные рассуждают о Ницше…, дамы в роскошных туалетах очень красноречиво ведут повествование перед юными созданиями обоего пола…

Почему самое хищное животное не способно сделать с себе подобным то, что человек способен сделать с другим человеком?
Какова природа сексуальности и её связь с агрессией по отношению к другим людям?

Много ли среди нас людей, в которых заложены сексуальные отклонения, удерживаемые внешними ограничителями в виде правоохранительной системы общества или внутренними: для верующего — бог, для атеиста — мораль?
А если внешние условия таковы что «все позволено», то хватит ли у человека «внутренних ограничителей», чтобы удержаться от соблазна?
Почему чем выше интеллект, образованность, культура тем на более изощренные издевательства и сексуальную агрессию способен человек по отношению к другому человеку в погоне за более сильным оргазмом?
Почему власть развращает людей?

Вопросы, вопросы, вопросы… Причем вопросы очень серьезные, тяжелые, касающиеся темных сторон психики человека, возникнут у каждого, кто смотрел этот фильм. И, наверняка, каждый будет пытаться на них ответить.

И за это фильму 10 из 10.

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Смотрела фильм без звука. Такое решение приняла, когда поняла, зачем в этом фильме — символьный ряд? Здесь все неприкрыто. Все, когда-либо существовавшие или существующие желания, вот они в своем первозданном и животном, но мертвом проявлении.

Лично у меня, как «культурного» человека возникло послевкусие металла и пластмассы, чего-то неживого и искусственного, как-будто все это, происходившее в доме должно было говорить нам -вот оно, дыхание и потение жизни среди сплошной череды смертей, берущей свое, там за стенами… Смерть близка и шанс получить иллюзорную отсрочку — поиметь по максимуму тех и от тех, в ком эта жизнь еще бьет ключом. Или превратить их в таких же мертвецов, чтобы не испытывать такой сильнейшей зависти к их молодости, будущему, свободе и умению любить.

3 из 10

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Выдающийся итальянский режиссёр Пьер Паоло Пазолини, а именно он таковым и является, снял самый неоднозначный, самый скандальный, самый провокационный фильм в своём кинотворчестве. Сразу надо заметить, что Пьер Паоло Пазолини — ярчайший ниспровергатель всех моральных и человеческих норм общества. Всё его богатое творчество (будь-то книги или фильмы) наглядно доказывают это. За какую бы тему он не брался, что бы не снимал, везде полное моральное унижение человеческого бытия.

Как я уже сказал выше, фильм «Сало, или 120 дней Содома», стал самым ярким ниспровержением всех норм чести и морали. Пазолини, взяв за основу литературное наследие скандального, но гениального, маркиза де Сада, перенёс действие фильма в 1944 год в фашисткую Италию. Вот тут режиссёр и дал полную свободу своим необузданным, сексуальным фантазиям. Каждым кадром, каждым действием на экране он показывает, что в самых своих сокровенных и низменных фантазиях чёткой грани между человеком и животным не существует.

Фашизм, в понятии Пазолини, это животное состояние, при котором одни особи, упиваясь властью и всесилием, вовсю унижают (издеваются) слабых и беззащитных, используя при этом свои, некогда скрытые, извращенческие фантазии. На фоне пышных замков и интерьеров, философских рассуждений о литературе и искусстве, Пазолини в полном объёме демонстрирует весь разврат и грязь разложившегося человеческого облика, полную деградацию морали общества, «съеденного» фашисткими идеями.

Стоит отметить, что последняя работа великого мастера «Сало, или 120 дней Содома» неплохая и нехорошая. К ней неприменительны общеизвестные термины: «зрительский», «классный», «кассовый», «плохой», «стоит посмотреть». Этот фильм слишком индивидуален. Каждый решает: смотреть его или нет, а после просмотра сам делает выводы от увиденного.

Несмотря на то, что Пазолини обвиняли в «чрезмерном, патологическом увлечении садизмом и разнообразными сексуальными извращениями», я считаю, что режиссёр очень удачно воспроизвёл мир маркиза де Сада, показал внутреннюю сущность человеческой натуры. Пазолини не даёт никаких рецептов по преодолению и искоренению показываемых пороков. Он просто констатирует (гиперболизирует) происходящее, он не заживляет, а вскрывает раны.

В конце хочется добавить, что выделить кого-то из актёрского состава нельзя. Вся их игра «тонет в калейдоскопе извращений, прежде всего, самого режиссёра». Актёры, словно марионетки в руках опытного мастера, создают образы героев, и сами растворяются в этих образах. И по прошествии некоторого времени в нашем сознании возникают именно герои фильма «Сало…», а не актёры, их сыгравшие.

Безусловно, стоит отметить замечательную работу выдающегося итальянского оператора («маэстро-кинокамера») Тонино Делли Колли. Этот мастер операторского искусства работал со многими ведущими режиссёрами (вышеназванный Пьер Паоло Пазолини, Серджо Леоне, Марио Моничелли, Дино Ризи, Луи Маль и другие) и во всех работах показывал «свой индивидуальный почерк, свой стиль», за что и был удостоин большого количества наград и премий всевозможных кинофестивалей во всём мире.

8 из 10

Фильм — жесть… рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Не хочу много писать про этот фильм…

Картина жесткая, понравится может только людям с не совсем здоровой психикой… Господа (организаторы этого прекрасного мероприятия, герои фильма) в свое время не выплескивали эмоции, а держали все в себе, накопив таким образом уйму комплексов, внутренних желаний, мечт, а также злобы, ненависти на весь мир, которую, впоследствии, вылили на невинных парнях и девушках (как на представителях народа)… В итоге — сломав себе психику и став двуличными существами…

Почитал отзывы, мнение кинокритика, показанного на странице… И вот к каким мыслям пришел… Если режиссер и в правду хотел методом «от противного» показать людям (в чем я сильно сомневаюсь), что все показанное в картине очень плохо — то это скорее ошибка режиссера… Метод, в данном случае, не совсем удачный… Это все равно что призывать людей не убивать! И при этом показывать видео и картинки с убийствами людей! Которые надрывают психику человека и его внутреннюю гармонию! От противного же! Чтобы видели, что это плохо!

Если бы он хотел призвать к хорошему, то не показывал бы подробности происходящего в картине, а показал, в основном, драматическую составляющую (тяжелое переживание от произошедшего жертвами, надорванную психику, последствия мук и др.) и слегка — жестокие моменты! Подобный показ может только отрицательно сложится на обществе. Для тех, кто уже ненормальны — это показ возможных фантазий! И, возможно, последующее претворение их в жизнь (дурной пример)! Для нормальных, но ранимых, людей — это надлом, трещина в его внутреннем мире… Для стойких — это осадок внутри…

Видел из отзывов мнения о показе режиссером сущности человека… О какой сущности человеческой натуры и его животных проявлениях можно говорить? Как так можно говорить? Посмотрите на весь окружающий мир? Большинство, слава Богу, нормальные люди! И дело, думаю, вряд ли в ограничении законами… Если бы это была сущность (а сущность имеет свойство проявляться, рано или поздно), то нас окружали бы насилие, извращения (реальные извращения, не те, которые осуждаются обществом, а те, от которого у общества — шок! Подобные извращениям в фильме), жестокость, пытки и прочее в таком количестве, что тяжело было бы жить!!! (подобно некоторым отрезкам времени существования людей, но там причина была, думаю, в нездоровости всего общества, так принято было, что, во многом, шло сверху). Сущность человека заложена в его истоках, и проявляется она, мое мнение, на инстинктах. Ее можно наблюдать на животных. А животные — просты (есть, спать, желание находится в стае, обществе и т. д.), у них нет извращений… Извращения идут от извращенного разума!!! А разум у человека появился не сразу.

В заключение хотелось сказать, что, судя по всему, режиссер неспроста умер такой смертью (в одном из отзывов описывалось, если правда конечно)… Это как надо было его ненавидеть, чтобы так с ним обойтись. Такое могут сделать только за очень серьезные проступки…

Оценка: 3 из 10

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Фильм смотрела, предварительно ознакомившись с большим количеством отзывов и обдумав, стоит ли это зрелище вообще смотреть.

Из-за неоднозначности решив, что стоит, приготовилась к одному из самых омерзительнейших фильмов в надежде обнаружить либо раскрыть некий тайный смысл, который находят в этом фильме очень многие.

Что ж, моя реакция:

Я считаю, фильм можно отнести к жанру жесткой эротики и он предназначен для категории лиц с определенными сексуальными предпочтениями. Это не жесткое порно, потому что намек на сюжет все же имеется.

Во время выхода фильма был произведен фурор, т. к. в тот период порно в сегодняшнем его понимании не было. А режиссер, явно имеющий нетрадиционные наклонности, был вынужден выдумать какую-то интригу, скрытый смысл, конфликт.

Никакого конфликта, противоречий, я в этом фильме не усмотрела. Если бы для режиссера главной целью являлось донесение до зрителя темы социального неравенства, вопроса безграничной власти и то, к чему это приводит, я думаю, он снимал бы этот фильм по другому. Показать социальное неравенство, а так же чрезмерную жестокость можно и не используя такое обилие сексуальных сцен. А ведь единственное, что использует режиссер для донесения якобы цели своей работы — это различные формы извращенного секса.

Вопрос об инстинкте самосохранения здесь тоже отсутствует. У жертв его просто нет. Они практически безропотно подчиняются своим господам, причем им это не доставляет неудовольствия.

Вообще, Маркиз де Сад считается основоположником садо-мазохистской культуры, в его время об этом могли только писать. Во времена Пазолини люди на это уже хотели смотреть. Я думаю, что для последователей этого течения фильм «Сало» можно считать классикой жанра.

Каждый человек получает удовольствия по-своему. У всех свои предпочтения. Каждый человек свободен выбирать, каким ему быть. У кого-то заложено это природой быть господином или быть рабом. Не мне судить других людей. Самое главное, это помнить, что свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека и все должно быть по обоюдному согласию.

5 из 10

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Про политический подтекст фильма особо распространяться нет необходимости — он очевиден. Ненависть коммуниста Пазолини к фашистской республике Сало понятна. Но политика, как правило, не идет на пользу искусству. Не знаю какое значение сам Пазолини придавал «фашистскому» обрамлению своей картины, но хочется верить, что это всего лишь декорация, что коммунист не заглушил в Пазолини художника, и он не опустился до, по сути, демагогической атаки на идеологического противника…

Но черт с ней, с политикой… Лично меня фильм глубоко задел и унизил. Я увидел в ней попытку Пазолини нарисовать портрет рода человеческого, портрет, на мой взгляд оскорбительный и неудачный. Наверное, в каждом человеке, действительно, таится это страшное желание унизить другого, желание этим унижением насладиться… Но ведь не только из этого состоит душа человека! Крепки и противоположные силы. Я не питаю иллюзий по поводу среднего (в чисто математическом смысле) человека: наверное, большинство и в самом деле бы быстро опустилось и приняло на себя роль собак, униженно просящих хозяев о милости. Но убежден, что большинство из опустившихся унизились бы только после хоть какой-нибудь борьбы за собственное человеческое достоинство, хоть с какой-нибудь долей страдания от осознания своего падения! Ничего этого в фильме нет.

Единственный бунт против истязателей показан Пазолини крайне странно и неубедительно. Девушка в слезах умоляет мучителей убить себя, но не истязать… она готова к смерти, а значит, казалось бы, духовно непобедима… но уже спустя пару минут ест экскременты. И не после физического насилия, которое могло бы ее сломить, она — минутами раньше кричавшая о своей готовности умереть — сдается после нескольких криков одного из хозяев виллы… Это отсутствие борьбы, даже попыток ее обозначить поражает и вызывает неприятие.

Порочность человека — истина старая как мир. Жестокость человека, его готовность сподличать, особенно когда это дает надежду на спасение собственной шкуры, — тоже не открытие. Но если Пазолини взялся изображать глубины человеческой души и хотел бы сделать это настолько же реалистично, насколько изобразил зло и низость, он должен был показать сопротивление злу. Ибо оно есть. Это косвенно доказывает и сам режиссер, вводя сцену с самоубийством одной из шлюх. И тут, по-моему, проявляется еще и непоследовательность художественного замысла автора. По сути, Пазолини говорит полуправду, а значит, называя вещи своими имена, лжет.

Однако в фильме есть на что посмотреть… многие сцены вызывают восхищение: сцена с пороком, поедающим собственные экскременты, на мой взгляд — гениальна. Но Пазолини вызывает и противоположные чувства. В частности, при просмотре последней части складывается впечатление, что сценами пыток он наслаждается не в меньшей мере, чем изображенные им хозяева жизни…

Вообще вопрос о том, в какой мере в фильме автор обрисовал собственные темные желания, страхи и комплексы чрезвычайно интересен, но чтобы на него ответить, нужно представлять себе весь творческий путь режиссера. Не имея пока подобного представления, оставляю этот вопрос для себя открытым…

Фильм откровенно провокационен (как по форме, так и по содержанию). Но провокация, всегда требуя от провоцируемого ответной реакции, дает ему тем самым возможность в той или иной мере осмыслить себя, и за эту возможность Пазолини огромное спасибо.

И хотя драмы явно не получилось — конфликт страстей практически полностью отсутствует, страсть видна только в душах мучителей, остальные ведут себя как куклы, а не живые люди — эту картину стоит видеть, хотя бы просто потому, что шок бывает полезен.

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

О нём говорили с восхищением: «Догоняет лучших!».
«С какой целью?» — забеспокоился я.

С. Лец


Не обсуждая тот факт, что Пьер Паоло Пазолини, никогда не скрывая своей тяги к сексуальным извращениям, всю свою противоречивую жизнь оставался самым настоящим гомосексуалистом, никто и никогда не сможет оспорить тот факт, что это был один из гениальных людей своего времени.

Читая его биографию, невольно думаешь, что, возможно, у него имелись и болезненные пристрастия к тогда ещё не афишированным, но уже затронутым сторонам жизни.. Как правило, представителями этих самых сторон были самое дно -маргиналы. О них Пазолини писал, их он и снимал.

Пороки, страсти, возжелания людей, обличаемые всей управляющей системой мира, растлённые ею и навсегда утратившие человеческое, духовное начало. Собственно это и обнажает перед нами картина «Сало, или 120 дней Содома».

Что с нами делают деньги, или какова обратная сторона искусства.

Кто же все эти люди, исполняющие столь откровенные и омерзительные сцены под руководством режиссёра? Что это, искусство ради искусства? Покажите мне человека, который согласен сниматься в подобном фильме? Это будет непременно либо умственно лишённый /сумасшедший, либо окончательно потерявший собственное достоинство человек, манимый деньгами и прочими «прелестями» жизни (не в обиду актёрам, но впечатления именно такие), либо, конечно же, это люди высокого восприятия искусства.. Не найдя точного для себя ответа, я сошлась на мнении, что актёры и есть те самые слои общества, которые готовы продать не только себя, но и своё окружение. Не представляю, каково было их матерям, отцам смотреть на всё это безобразие?..

Человеку свойственное, но не человеческое.

»… создавая фильмы, где вы можете найти естественное чувство тела, то физическое начало, которое было давно утеряно».

Эти слова принадлежат самому Пазолини, и, вникнув в их суть, я не нашла ничего общего между сказанным и сделанным. В этом фильме нет никакого естественного чувства тела, а уж тем более какого-то невероятного физического начала. Есть только извращение, и позвольте, я не отказываюсь от версии того, что эти извращения имели место быть в реальной жизни. Природа людей такова, что желание порождает желание. И режиссёр подробнейшим образом обрисовал картину того, как удовлетворение желаний человека, которым нет конца, приводит к опустошению и полной деградации, отупению.

В каждой из частей, на которые разделена картина, мы видим беспорядочный, механический секс, с полным отсутствием каких-либо эмоций на лице задействованных (представителей буржуазии). Абсолютная и категоричная пустота во всём: от рассказов затасканных проституток до ночных сцен с убийствами и «развлечениями». Фильм снят таким образом, что мы действительно видим, я полагаю, то, что хотел донести режиссёр. А именно, действие (над несчастными молодыми людьми), лишённое смысла, лишённое стремлений, лишённое желаемых наслаждений. Мaгистрат, монсеньор, герцог, банкир,- они уже умерли. Как и остальные на вилле. Их нет. Остались только тупые тела, автоматически, как по программе старт, исполняющие бессмысленные их желания.

Четыре части- четыре приступа тошноты.

Пожалуй, единственный фильм, который довелось мне смотреть и который вызвал приступы тошноты. Проанализировав тщательнейшим образом ситуацию, я пришла к выводу, что столь пагубное воздействие на организм получилось не только благодаря отвратительнейшим сценам, но и благодаря актёрам. Настолько лица главной четвёрки были омерзительны во время сиих действий, что кроме отчуждения это не вызывало ничего.

Для чего это было снято, или зачем я это посмотрела?

На первый вопрос ещё можно мало-мальски ответить. Всё ради того, чтобы открыть миру действительное положение дел. То есть обнажить всю подноготную этого тщеславного и управляемого безграничной властью, а значит деньгами, общества.

Что касаемо второго вопроса, то я не нашла на него внятного ответа. Знала, что собираюсь смотреть откровенный фильм, но никак не подозревала такого извращения. Впечатления противоречивые, и, разумеется, не насчёт того, понравился или не понравился фильм. Я полагаю, что фильм не может понравиться. Противоречия возникают вследствие того, что нам показали. Возможно, это слишком. Но, подходя с другой стороны, именно такой фильм вне всякого формата запомнится и именно он требует мысль. Вы не получите никакого удовольствия от его просмотра.

Однако, смотрите этот фильм.

Человек — это худшее из животных, оно единственное способно сделать больно себе подобному без причины; и самое несчастное — потому что способно осознать это… рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Что ж, это проверка… Повод задать себе 120 вопросов и не прийти в восторг от ответов.

Смотрела этот фильм неподготовленной, не ожидая ничего подобного даже от Пазоллини. Просто вставила диск в компьютер с 10 фильмами и выбрала один наугад.

На 15 минуте застыла перед монитором.

На сороковой не понимала, ни кто я, ни что я делаю.

В какой-то момент я убрала картинку и тупо сидела рядом с компьютером и слушала мерзкие монологи под прекрасный аккомпанемент Шопена.

Потом пришло состояние холодного циничного оцепенения, и я его досмотрела фильм до конца.

Я знаю, что такие фильмы нельзя снимать, нельзя показывать, нельзя смотреть, и я знаю также, что досмотрела этот фильм до конца.

Этот фильм — событие, и в кинематографе, и в жизни актеров и режиссера, и в жизни каждого, посмотревшего его. Если бы этого фильма не было, возможно, я была бы лучшего мнения о человеке, но это было бы заблуждением и лицемерием.

Уверена, что если бы Пазоллини не снял бы этот фильм, он умер бы в другое время и другим образом.

Я выберу тип рецензии: положительная — потому что это сильный фильм…

Я поставлю 5 из 10: середина, ничто — потому что я не могу оценивать этот фильм…

5 из 10

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Мягко говоря, фильм очень впечатлил. Было, конечно, желание остановить просмотр, прекратить неприятные чувства отвращения и гнева к тому, что было на экране. Смотря фильм, думал что это ужасно, такое снимать нельзя. Но просмотрев я задумался. Поборов чувства неприятия этого извращенного насилия я пришел к выводу, что фильм проводит с зрителем шокотерапию. Так нельзя, это невозможно снимать такие фильмы. Но фильм лишь отражает жизнь. Увиденное в той или иной форме было, это есть и вероятно будет. Человек странное существо. Что только не может он творить с себе подобным для удовлетворения желаний своей изуродованной сущности. Страшно, что такое возможно.

А самое страшное, что в человеке есть слабость к возможности доминировать, ощущать свое превосходство над себе подобными, иметь неограниченную власть. Кроме того, человек может приспосабливаться к внешним условиям. Фашисты-извращенцы, устроившие такое безумие — уроды, ставшие такими под влиянием времени. Да, в принципе, не важно, как они стали такими — будь они больны на мозг или это в страшное время их слабости взяли верх и сделали из людей животных. Важно то, что сознание здорового человека способно воспринимать творимые ими ужасы как нечто нормальное. Допустим, что больны в фильме были 4 «человека». Но не все же. Охранники смотрят на изнасилование и смеются. Или с равнодушием смотрят на то, как заставляют раба есть экскременты. Что с ними?! Это же ужасно. Но они, возможно, не только не испытывают отвращения, но и получают удовольствие от того, что они не с ними — от того, что они занимают свое место в этом аду, дающее им власть и чувство превосходства над плененными людьми. При этом они уж точно стали такими из-за сложившихся обстоятельств. Этот факт, что нормальный человек может стать монстром в определенных условиях — самый страшный в этом фильме. Но понимать это все-таки лучше, чем жить в иллюзиях.

5 из 10

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Поражает желание многих найти «скрытый» подтекст (не только данного фильма); «втиснуть» увиденное в собственные рамки приличий и «изрыгнуть» в ответ рецензию на увиденное.

Ничего «шокирующего» или «из-ряда-вон-выходящего» не заметила. Уринотерапию используют многие, копрофагия присутствует и в животном мире, гомосексуализм — тоже нередкое явление, то же и к садо-мазо относится, и к косплею и т. д., и т. п. «И ныне, и присно, и во веки веков» (с). Картина напоминает винегрет, заправленный очень даже неплохим архитектурно-пейзажным соусом, а капустой в нем служит, видимо, временное пространство и окружение, в которое помещено все действо. Ну и в довершение всего (этакая «вишенка на горке взбитых сливок»), весь этот салат положили в миску, стилизованную под «клубничку».

Местами смотреть фильм было противно. Но не потому, что картина вульгарно-пошло-никакущая, а просто из-за того, что слабый желудок, который реагирует на малейший «раздражающий» фактор. Само произведение не принесло никаких ни положительных, ни отрицательных эмоций. Тот, кто ожидает увидеть банальное (или не очень) порно, боюсь, разочаруется. Картина, как мне кажется, в стиле «встал-утром-сходил-в-туалет-почистил-зубы-и-т-д». То бишь, как-то «обыденно», что ли. При этом, если нечего делать, то можно и поискать «скрытый смысл».

ЗЫ. Насчет де Сада… Как по мне, то он больше «моральный» извращенец, нежели «сексуальный». Поэтому, если очень хочется, то данная картина — «copy/paste» версия произведений последнего, из которых вырезали, простите за грубость, словесный понос на тему о «вечном», оставив картинки «плотских утех».

ЗЗЫ. Лично мое впечатление от увиденного, без посягательств на профессиональную рецензию.

И последнее. Было бы интересно послушать/почитать, что говорил/писал об этой картине сам Пазолини, и только после этого делать для себя конкретные выводы. К сожалению, такого не нашла (может, плохо искала).

Смешение классики и отвращения рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Последний художественный фильм итальянского кинорежиссёра Пьера Паоло Пазолини, вышедший на экраны в 1975 году. Снят по мотивам книги «120 дней Содома» Маркиза де Сада. Из-за натуралистичных сцен насилия и извращенных форм сексуальных актов фильм был запрещён к показу в нескольких странах.

Эта философская, но отвратительная история начинается с показа четырёх достопочтенных джентльменов (сагистрат, банкир, герцог и монсиньор) и их свиты, таких же безумных как они сами. Очень зря режиссёр картины перенёс действия из XVIII века в век XX, в 40-ые гг, в рассвет итальянского фашизма. Конечно, смысл в этом есть, но почему я сказала «зря» — позже…

Весь фильм делится на несколько частей, названия которых основаны на произведении Данте Алигьери «Божественная комедия»: Преддверие ада (Antinferno), Круг маний (Girone della manie), Круг дерьма (Girone delle merda), Круг крови (Girone del sangue). В первой части мы наблюдаем за тем, как группу молодых бедных людей сгоняют как скот в огромный замок времён династии Медичи. Пленников посвящают в правила игры, построенной на гомосексуальных совокуплениях, а также сексуальных извращениях (в частности, в фильме содержатся сцены садизма и поедания экскрементов). И тут то и начинается весь ужас… описывать сцены в подробностях не буду, заботясь о вашем же душевном состоянии.

Должно быть, режиссёр картины Пьер Паоло решил пойти по пути автора оригинала и присвоить себе звание безумца. Что ж, у него это получилось… его работа настолько отвратительна, что глубокая философия, которая заложена в произведении, даже не видна на таком ужасном фоне. Смысл в переносе времени есть… Фашизм — на редкость жестокая политика, беспричинно уничтожающая людей и их веру. Четыре друга-психа возомнили себя Богами, которые в праве вершить суд над людьми. Хотя ничего человеческого в их несчастных жертвах не видно… их превратили скорее в зверей, чем в людей. Фильм наполнен сценами, которые не вызывают ничего кроме рвотного рефлекса. Проститутки, постоянно рассказывающие свои извращённые истории, гомосексуальные направленности главных героев, всевозможные унижения и издевательства… человеку с нормальной психикой настоятельно советую не смотреть не при каких обстоятельствах. Совершенно ясна причина запрета этого фильма в нескольких странах мира, а так же убийство режиссёра.

Сам роман Маркиза де Сада, возможно, ещё отвратительнее экранизации. Не удивительно, что Наполеон сослал автора в психиатрическую лечебницу. И всё же, «120 дней Содома» разрушает жизни — сначала автора, став последним его произведением, а затем, через века, режиссёра, экранизировавшего его. С тех пор никто не решался повторить это.

Отрицать философского смысла невозможно. Смысл во всём этом есть. Но то на сколько мерзко он показан зрителю, вызывает, как я уже сказала, только отвращение.

Маркизу де Саду за идею 10 из 10.

Режиссёру, который явно «не в себе» 2 из 10 за показ всего этого в такой форме. 2 балла за то, что всё же старался…

Кино без преград рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Итак, достаточно скандальная картина Пьера Паоло Пазолини, которая после своего просмотра вызывает достаточно противоречивые чувства, но как бы то ни было, она имеет большую ценность для общества.

Эта картина не для широкой аудитории, и прежде чем ее смотреть необходимо ознакомится с предупреждением:

Внимание!!! Фильм категорически не рекомендуется к просмотру беременным женщинам, людям впечатлительным и с неуравновешенной психикой, за завтраком, обедом и ужином… Вообще никому.

Фильм категорически запрещается к скачиванию и просмотру лицам, не достигшим совершеннолетнего возраста.


Пазолини отобразил в своем фильме всю низость жестоких фашистов, на которую они только были способны. Мы наблюдаем жесточайшие отвратительные сцены, слушаем непристойные гадкие рассказы, и благодаря всему этому хорошо ощущаем жуткую атмосферу эпохи того времени. Перед нами предстают люди высшего общества, которые на первый взгляд выглядят довольно порядочно, но на самом деле оказываются ненормальными, или даже маньяками.

Насилие выступает у Пазолини главным компонентом в его картине, оно делает ее ярче, а вместе с этим и отвратительнее.

Выходит, «Сало» открывает нам истинное лицо высших слоев общества, и за это фильму:

10 из 10

116 минут Содома. рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Наверное один из самых скандальных и неоднозначных фильмов, его запрещали, ругали, восхищались, искали смыслы и предзнаменования. Он мерзкий, жестокий и отталкивающий, но не смотря на это я не могу сказать понравился мне он или нет. Хотя наверное, это кино не из разряда нравится или не нравится, а из разряда принимай или не принимай. Фильм по мотивам всем известного Маркиза Де Сада рассказывает нам про итальянский город Сало (ударение на последнее о), где в старом замке развлекаются фашистские лидеры и их распутные подруги. Для своих игр и развлечений они отобрали молодых и красивых юношей и девушек, которым предстоит пройти все круги ада и далеко не дантовского.

Однако, замечу сразу, что фильм совсем не о фашизме, а о безобразных гримасах человечества и того, до какой степени оно может дойти. После просмотра происходит отторжение от всего окружающего, на мир точно начинаешь смотреть совсем другими глазами. Смотреть надо абстрагируясь от всего того дерьма что льется на зрителя, под всей завесой мерзости скрывается последнее послание Пазолини, которое он передал своему зрителю.

Советовать данное кино не буду, ибо слишком уж оно известно и большинство его уже посмотрело, те же кто еще не видел, думаю должны дойти до него сами и быть готовыми смотреть его не как порнотреш, а как произведение искусства, может быть своеобразное, но несущее сильнейший посыл своему зрителю. Если такого настроя на просмотр нет и если вы ничего в этом фильме не разглядели (а ведь это так сложно), то лучше отложить просмотр до лучших времен. Сама еле выдержала эту ленту, что-то поняла, но большинство осталось непостижимо моему мозгу. А может быть и ничего не хотел сказать П. П. Пазолини и мы все ищем черную кошку в темной комнате… Этого мы уже не узнаем. Хотя любое произведение искусства только мы сами наполняем или не наполняем смыслом, сами додумываем и придумываем до конца. В том то и есть великий смысл искусства!

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Так уж вышло, что мое знакомство с довольно известным итальянским постановщиком Пьером Паоло Пазолини началось именно с последнего его режиссерского проекта — адаптированной по произведению Маркиза де Сада киноленты «Сало, или 120 дней Содома». Забегая вперед, хочется сказать, что эту ленту режиссера я вряд ли захочу когда-нибудь пересмотреть.

Дело не в том, что картина не заслуживает внимания, так как является отвратительным творением. Отнюдь, просто тематика, раскрываемая в картине, вызывает отвращение. Отталкиваясь от произведения де Сада «120 дней Содома», Пазолини вольно адаптировал его под свой сценарий, усилив во много раз приставку «анти». Попирая моральные и общечеловеческие принципы, жизненные устои и ценность самой жизни, тематика фильма раскрывает зрителю проявление высшей степени анархии, когда царящее над всем остальным чувство безраздельной власти правит человеком, делая его своей марионеткой, усиливая отрицательные его стороны, а затем прикрываясь ими, как бы оправдываясь.

В фильме присутствует противопоставление светлым сторонам человеческой жизни извращенных ее понятий, и сделано это с таким напором, в таком количестве, что становится понятным, почему эту картину ненавидят — такое воспринять очень трудно. С другой стороны, четко видны обрисованные умелой рукой постановщика грани между, если так можно выразиться, светом и тьмой. Жизни во всех ее проявлениях противопоставляется жестокое ее уничтожение. Любви, несущей нежность, ласку, теплоту противопоставляется холодная ненависть, наполненная желанием причинить боль. Даже телесному наслаждению противопоставляется искаженный смысл удовольствия в виде садизма и садомазохизма, а так же нетрадиционного проявления сексуального желания. В целом же картина является прямым противопоставлением гуманизму, как таковому, выражая собой полную бесчеловечность. И глядя на картину под другим ракурсом, становится понятно, почему ее уважают и ценят.

Однако мотивация и объяснение такой жестокости в фильме раскрыты плохо, завязка сюжета обладает множеством претензий, так как именно она является центром этой мотивации. К тому же по всей картине есть немало темных моментов, которые сокрыты для понимания по части своей логичности и последовательности.

Начиненная адской смесью насилия и сценами сексуального характера, картина перенесла множество запретов и судебных тяжб, носила множество ярлыков и некоторое время оставалась «непризнанной». Однако так открыто раскрывая жестокость, попирая моральные ценности и открывая зрителю самые негативные стороны человеческой натуры, картина все же несет в себе огромный смысл, который, к сожалению, трудновосприимчив и труднодоступен. Нехотя, но картина все-таки была признана произведением искусства, хоть и непонятым.

Закрывая глаза, пересиливая себя, картину посмотреть можно, и даже в конце высоко оценить идею ее создания. Но оценить высоко фильм в целом невозможно, ибо только Пазолини как постановщику известна глубочайшая мысль, заложенная в основу для съемок этого фильма. И так же, как тяжело смотрелся фильм, и тяжело было его воспринять, так было с несколько дней тяжело его осмыслить и что-нибудь о нем сказать, как о художественном произведении.

5 из 10

Совместить несовместимое рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

… Если бы мы купили банку сгущённого молока, а там бы оказалась горчица? Конечно же, мы бы приходили в ужас, недоумевали, возмущались, пытались бы ответить на вопросы: «Зачем?», «Почему?». И, вконец измотанные наплывом эмоций, загнали бы этот вопрос подальше… Что-то похожее происходит с нами и в восприятии искусства. Некоторые почему-то уверены, что музыка, кино, книги — это нечто расслабляющее, приводящее в порядок чувства, дарящее позитивные эмоции. Далеко не все допускают мысль, что смотреть фильм — это тоже задача, которую приходится решать нашему мозгу.

А что касается откровенных сцен, то они продиктованы сюжетом и внутренним законом фильма. С уверенностью сказать, что подобного не происходило никогда, никто не сможет.

Остальное же — испытание чувств; и, если хотите, воспитание чувств. Мы приходим в ужас от происходящего, и в то же время испытываем нечто похожее на… возбуждение?.. «Да нет же! Нет!», — возмущаются взлелеянные нами мораль и этика, — «Быть того не может!». Мы всячески скрываем от всех и от себя самих, что испытали подобное. И совершенно напрасно. Сексуальный инстинкт не подчиняется сознанию, он — вне, отдельно. Вот и выходит — разум говорит «нет», а инстинкту это нравится.

Пазолини показал нам нечто, чего мы не ждали. Он возмутил и возбудил нас одновременно. По-моему, как раз в этом вся прелесть «Сало…» — в сложной и противоречивой чувственной гамме. История и политика — только инструменты, не более.

Я думаю, маэстро хотел смутить нас, вытащить из укромных уголков подсознания монстров, разных, противоречивых монстров. Не будь этого фильма, мы бы и не догадались, что они, такие вот разные, вдруг смогли проявиться в нас одновременно.

Ад в Раю рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Тяжелая, густая, жуткая сатира. Для подготовленного зрителя, из простого любопытства смотреть не стоит. Просто так, под пиво эту Загадку не разгадать. Самым большим открытием для зрителя становится его собственная реакция, а это дорогого стоит… Паоло Пазолини заплатил сполна за наши прозрения, как впрочем, и актеры, которые потом годами избегали журналистов или даже отрицали свое участие в съемках.

Пересмотрел фильм не меньше 5 раз. Рассмотрел все детали интерьера виллы — это вообще тема отдельного большого разговора. Для знатоков классической живописи будет весьма полезно увидеть прообразы многих мизансцен в картинах итальянцев.

Так что, помимо обратной стороны добра и зла, Пазолини подарил еще и просто чистую эстетику подобную красоте брюшка огромной навозной мухи. И, согласитесь, что и Вы хотели бы ее рассмотреть..- так вот Вам — прекрасная возможность! И благодарите Мастера, что он ее для Вас препарировал.

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Скандальный фильм Пазолини, снятый еще в 1975 году, до сих пор вызывает много споров. В момент выхода картина была запрещена к показу в нескольких европейских государствах. Пазолини обвиняли в непристойности, так как в фильме много сцен сексуальных пыток и извращенного насилия. Но это поверхностное суждение простого обывателя, который не может или не хочет понять глубину и смысл творения.

Прообразом картины стал роман маркиза де Сада «120 дней Содома», только все действия режиссер перенес из Франции XVIII века в местечко под названием Сало в Италии времен Второй Мировой войны. Основные персонажи, как герои итальянской комедии, воплощают в себе черты целых социальных групп: Банкир, Граф, Архиепископ, Магистрат.

Многое из происходящего напоминает сцены документальных съемок о зверствах фашизма. Сама война в фильме остается как бы на заднем плане — где-то вдали слышны ее раскаты, как шум огромной загадочной машины. Постепенно Пазолини отходит от сюжетной линии романа и придает фильму собственную смысловую и художественную форму. Режиссер изобличает тиранию сильных мира сего, жестокость культуры, породившей монстров. Да и сама зрительская аудитория, по мнению режиссера, достойна только осуждения. Ведь именно с ее молчаливого согласия начинаются все ужасы, приводящие затем к античеловеческим идеологиям и действиям/


Я не хочу, чтобы вы это смотрели. Но это потрясающе. Ни смотря ни на что. рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

После титры «FINE», я отключилась минут на 15. Сидела и думала.

С одной стороны- это гениальное кино, выстроенное до мелочей. Или выстраданное.

С другой стороны- это отвратительное кино, о просмотре которого даже сказать стыдно.

Есть третья сторона. Все это напомнило мне, пусть и отдаленно, всю нашу современность: в бесконечных садомических оргиях с секундными просветлениями. Убогую, но пытающуюся возродиться в новой эпохе, которую даже описать сложно.

Мне было противно за себя в этом кино. За то, что ни смотря на подступающую тошноту, я продолжала смотреть, пытаясь оправдать себя тем, что до самого конца ожидаю хоть какой-то просвет в этом аду. В итоге, было целых два просвета. Но и они, все же, не вселили никакой надежды.

Я не хочу, чтобы вы это смотрели. Но это потрясающе. Ни смотря ни на что.

Пазолини был зверски убит в 1975 году. Именно в этом году на экраны вышел этот ужасающий фильм, собравший невероятное количество недоумений, судебных разбирательств и прочего.

Мотивы убийства до сих пор не раскрыты…

10 из 10

Диктатура греха рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Фильм, безусловно, шедевр. Смотреть, безусловно, стоит не всем. Если позволите, я бы ввел такой критерий допуска к просмотру (только не обвиняйте меня в попытке сегрегации): «человек старше 25, а лучше 30 лет, с высшим образованием, психологически устойчивый, хорошо знакомый с творчеством Ницше, не любящий капитализм».

Фильм не о фашизме и тем более не о сексуальных оргиях де Сада. Это всё внешняя оболочка, позволяющая наиболее ярко донести основную идею. А идея эта, по моему мнению, состоит в глубокой порочности и уродливости общества, основанного на податливости греху и сознательном пестовании греха. Как нетрудно понять, мы с вами живем сейчас именно в таком обществе, со времен Пазолини всё изменилось только в худшую сторону.

Фашизм — это высшая точка эволюции капитализма, когда отбрасывается лицемерная и затхлая мелкобуржуазная мораль, явно постулируется неравенство людей и право сильных иметь полную власть над слабыми. При этом абсолютно нивелируется прежняя нравственность, основанная на христианских ценностях и гуманизме. Действительно, после 2-ой мировой войны и нацистских концлагерей, нелепо говорить о гуманизме в прежнем понимании — на это обращали внимание и Сартр, и Хайдеггер. Человечество пережило фашизм как острую болезнь, которая проходит, но оставляет на лице, словно оспа, уродливые шрамы, однако, вновь вернувшись к капитализму, человечество снова наступает на те же грабли и закручивает спираль истории по уже пройденному витку.

С этой точки зрения республика Сало в фильме Пазолини представляет собой застывший и получивший художественное осмысление срез как фашистского общества 30—40x годов, так и с чуть большей гиперболой современного капиталистического общества. Как писал Достоевский, человек, ступив на первую ступень греха, очень легко доходит до последней пятнадцатой. Пазолини безусловно хотел показать именно эту последнюю пятнадцатую ступень. Мораль сверхчеловеков, которые не борятся с пагубными страстями, а всячески пестуют их и готовы для удовлетворения малейшей прихоти развратить, подавить, уничтожить тонны «человеческого шлака». Жаль, что нет и не будет (вряд ли это кому-то под силу) продолжения картины, в котором сверхчеловеки будут разбираться между собой — тут «круги дерьма» и «круги крови» покажутся ещё цветочками.

Обвинения Пазолини в садизме и в любви к извращениям, на мой взгляд, исходят от людей, которые фильм недопоняли. Режиссер избрал жесткую тему и ему были необходимы жесткие методы реализации, с другими методами фильм бы звучал фальшиво. Напротив, я бы сказал, что все сцены насилия сняты крайне целомудренно, режиссер старался насколько возможно оградить зрителя от излишнего натурализма, не зря то же дерьмо, как написано выше, сделано из мармелада и шоколада и выглядит в фильме неестественно, а в «круге крови» пытки показаны от лица, смотрящего в бинокль. Пазолини не стремился здесь к натурализму (это не бесталанный Балабанов, для которого натурализм служит средством художественного выражения), он старался, насколько возможно, этого натурализма избежать, чтобы зритель смотрил на него сквозь пальцы и не отвлекался от главной идеи фильма.

Сознательно или бессознательно марксист Пазолини проводит в этом фильме глубокую христианскую идею о недопустимости греха и последствиях сознательного пестования греха, при котором эго человека стремится к абсолютной власти для удовлетворения своих греховных потребностей. К сожалению, общество обратило больше внимания на радикальную форму фильма, а не на его содержание. Поэтому идея «шоковой терапии» для общества, которую наверняка питал Пазолини, оказалось, как и большинство таких идей, утопичной. Общество содрогнулось, но не от смысла, а от формы, отнеся этот фильм к обличающим пороки прежде всего фашистсткого общества. Это последний фильм Пазолини, перед смертью он сказал, что какое-то время, к сожалению, придется снимать только такие фильмы. Эх, чтобы этот мастер снял в наше время, ведь сейчас, для современного общества, увы, даже такие методы будут слабоваты…

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Фильм получился отвратительным, и вовсе не из-за того, что в нем много извращений, насилия и всего такого, как раз в этом плане фильм слабоват. Пазолини даже одной десятой того о чем писал де Сад не показал. Но этот факт можно еще понять-цензура, зрители и критики не воспримут и т. д.

Картина ничего не передала из того о чем писал автор книги. У тех, кто не знаком с творчеством де Сада, может сложится мнения, что кроме извращений в его произведениях ничего нет. Ни философии, ни описания героев, ни атмосферы произведения в фильме не присутствуют. То, что действия перенесли в другое время, было крайне большой ошибкой.

Фильм получился скучным и тошнотворным. Всей изысканности, присутствующей в книгах де Сада и в помине нет.

Актеры никакие, и складывается такое ощущение, что они сами не понимают, где и зачем снимаются.

Пазолини получил лавры самого извращенного режиссера, но это явно это не его заслуга.

Маркиз де Сад так в своих книгах не извращался, как извратили его произведение.

3 из 10

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Это фильм — испытание. Он принес мне боль и страдание. В насильниках я увидел себя — увидел и содрогнулся. Это то, что может случиться с каждым — это состояние вырождения человека, когда та любовь, которая живет в сердце каждого, направляется исключительно на самого себя, когда Жажда наслаждений порабощает личность, превращая ее в уродливого злого голодного духа, стремящегося в абсолюте сожрать весь мир, поскольку он ненавидит этот мир, ибо находит в этом мире лишь страх и отчаяние.

Этот фильм нужно принять и понять — ибо это Трагедия. Если мы не примем этот фильм — мы уподобимся насильникам, которые отгородились в своем эго-мирке самоуслаждения. Принять этот фильм — не означает уподобится жертвам, которые способны только жаловаться на свою судьбу, проклиная несправедливость мира («Боже, почему ты нас оставил?»). Принять этот фильм — означает понять его, рассмотреть в нем как в зеркале самого себя, вынести из него что-то ценное — подобно алхимику сотворить из фекалий золото. Золото любви и сострадания…

10 из 10

Жесть, как она есть… рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Посмотрев «Сало..»,были одни эмоции. Эмоции были разные, но больше отрицательных.

Из-за реалистичных сцен насилия и жёсткого секса фильм был запрещён к показу в нескольких странах.

Фильм состоит из четырёх частей:Преддверие ада, Круг маний, Круг дерьма, Круг крови.

Юношей и девушек похищают и посвящают в правила игры, построенной на гомосексуальных совокуплениях, а также сексуальных извращениях.

С одной стороны фильм необычный и интересный, с другой-отвратительный и жестокий. Всегда любила фильмы про то, как издеваются над людьми. Но ТАКОГО я ещё не видела. Это на самом деле выходит за все границы!Когда бедных пленников заставляли есть г….,я просто напросто не смотрела.

Это, наверное, самый мрачный и безжалостный фильм Пьетро Паоло Пазолини.

«Пазолини извратил де Сада! Маркиз писал о желании и сексе, а фильм вообще непонятно о чем!» (с).

Эротизма в «Сало…» не больше, чем в серой бетонной стене.

Очень хочется назвать этот фильм грязной порнографией, или плодом глубоко больного воображения режиссера, или еще как-нибудь.

Фильм себя не оправдал. Ожидала чего-то большего.

Поэтому 5 из 10

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Фильм, пожалуй, самый жестокий из всех, что я видел. От некоторых сцен мурашки пробегают по коже, от некоторых хочется зажмуриться, а некоторые просто вызывают отвращение. Но без этих сцен не было бы фильма, не удалось бы передать идею, настроение и чувства того периода.

Эта картина создана не для широкого круга, действительно. Здесь нет ничего от Де Сада, нет изысканности, нет эротики и порнографии в том смысле, в котором их хотели увидеть некоторые рецензенты. Но я не думаю, что у автора было желание разнообразить грязные мыслишки такого рода людей, нет.

Этот фильм не для развлечения. Он для того, чтобы не забывали. Не забывали, за что сражались наши предки, за что умирали невинные люди. Не забывали бессмысленную жестокость фашистов и отчаянную надежду узников лагерей. Нельзя просто так вычеркнуть историю, нельзя забыть её, нельзя переписать. Сало это не икона, Сало это немой укор.

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Пьер Паоло Пазолини был убит 2 ноября 1975 года в Остии близ Рима. Его тело было найдено утром в луже крови. У него было переломано 10 ребер, раздавлено сердце, разбита челюсть, сломана левая рука и наполовину вырваны уши. По его трупу внезапно несколько раз проехала машина, после чего он наконец-то был замечен не вполне трезвым водителем, проехавшим по нему дважды.

Очень подходящая смерть для того, кто снял этот фильм. Никакой эротики вы здесь не увидите. Одних только престарелых, слабоумных дегенератов, каким, по видимому, и являлся «гениальный» Пазоллини. Глубоко сомневаюсь, что этот «шедевр» заставил кого-то задуматься об ужасах фашизма и уж тем более кого-то вдохновил на достойные поступки. Зато он способен оставить зрителя в подавленном состоянии на несколько дней.

рецензия на фильм Сало, или 120 дней Содома,

Это действительно шедевр мирового кинематографа — Голливуд отдыхает. Политические намёки присутствуют, но сказать, что фильм антифашистский или антинацистский — нельзя, так как всё имеет сексуальное пояснение.

Фильм далеко не для массового просмотра. Его можно назвать «элитарной культурой», так как далеко не всем дано его понять или хотя бы досмотреть.

Разнообразные сексуальные извращения подробно показаны, но это творение Пазолини — вовсе не порнография. Лично мне фильм понравился, однако лицам с неустойчивой психикой смотреть его не рекомендую.


Меню фильма

 
Загрузка...


Кино > С > Рецензии и отзывы на фильм Сало, или 120 дней Содома
 

Новые комментарии

Машины в фильмах

Информация о фильмах и актерах 2015-2016